ИЗ ИСТОРИИ ГАНЗЕЙСКОГО СОЮЗА...
Ганза - "Виртуальная империя".
Слово «Ганза» первоначально обозначало группу купцов, а с XIII века стало обозначать мощный союз городов Северной Германии и городов, возникших в колонизованных немцами землях. В XII-XIII вв. в Северной Европе впервые в ее истории возникли прочные торговые связи в пределах огромного региона: от Англии до русских земель и Финляндии.

Первые купеческие гильдии появились уже в 12 в. К 14 в. в Германии они достигли расцвета. Они умело использовали выгодное положение Германии на торговых путях, а такие города как Майнц, Кельн, Любек развивались главным образом за счет торговли. Ганза была монопольным посредником между производящими районами Северной, Западной, Восточной и отчасти Центральной Европы: Англия, Фландрия и Северная Германия поставляли сукна, Англия, Центральная Европа и Скандинавия — металлы, Северная Германия и Западное побережье Франции — соль, Восточная Европа — пушнину и воск.

Ганза представляла союз купеческих фамилий, связанных семейными узами и личными отношениями. Слабость организационной структуры была в то же время силой Ганзы, которая легко приспосабливалась к разным условиям в разных торговых зонах.

15 век стал веком расцвета Ганзы. На севере Европы возникали новые города, быстро становившиеся центрами культуры и торговли. Здесь проводились дороги, строились каналы. Были установлены торговые правила, созданы новые системы мер и весов. Город Любек стал высшей судебной инстанцией союза. Здесь проходили собрания представителей ганзейских городов (ганзатаги), на которых обсуждались внутренние и внешние дела. Решения собраний были обязательны для всех участников союза.

Из-за отсутствия централизованного управления между западной и восточной частями союза начались разногласия. В Европе началась эпоха Великих географических открытий, выросли морские силы Британии и Дании, в целом начали складываться национальные монархии. После захвата Новгорода в 1494 Иваном III ганзейские купцы были изгнаны оттуда, и Ганза потеряла свое значение на востоке Европы. Решительный удар в Северной Европе союзу нанесли «графская распря» и Семилетняя северная войны. В ганзейских городах начали возникать внутренние волнения, начались взаимные претензии между патрициями и цехами. Германские и скандинавские короли стремились ослабить мощь городов, чтобы принизить их политическое значение. Вводились высокие таможенные пошлины, нарушалась торговая монополия Ганзы. Раздираемый внутренними противоречиями союз не сумел постоять за свои интересы.

Ганза формально существовала до 1669 г., но эта была уже не прежняя могущественная конфедерация. В самом ганзейском союзе усилились противоречия между городами, и Любек зачастую проводил вполне самостоятельную политику, организуя свои фактории. Одним словом, Ганза играла важную роль в Европе в эпоху, когда капиталистические отношения были простейшими, кредита почти не существовало и перемещение мировой торговли в Атлантический океан оказало роковое влияние на ее судьбу. Особенно значимой была роль Ганзы в истории России, и ее взаимоотношения с русскими городами составили целую эпоху в истории последних.
Кто помог Риге стать самым крупным
торговым городом на Балтике?

Редчайший в истории случай: в Риге почти 800 лет назад иностранцы - русские купцы - получили эксклюзивные права, которых не имели в городе местные бюргеры. Благодарить за это русские купцы должны были «лучшего попа» города Смоленска Еремея и «умного мужа» - смоленского сотского Пантелея.

«Умный муж» Пантелей и священник Еремей не были рижанами. Однако на судьбу города Риги послы Смоленского князя Мстислава Давидовича и смоленского вече оказали огромное влияние. Достаточно сказать, что уже через год после их визита в Ригу, границы этого города расширились. Что же произошло?

В 1229 году смоленские послы заключили договор: формально - с Ригой, фактически - со всем Ганзейским союзом. Не случайно, после визита в Ригу послы отправились на остров Готланд, чтобы там договор был подтвержден, а свидетелями стали представители крупных немецких городов - Любека, Мюнстера, Бремена. Этот договор на века определил судьбу Риги, навсегда сделав ее крупнейшим городом Балтии.

Так что священник Еремей и смоленский сотский Пантелей, на наш взгляд, вполне заслуживают того, чтобы присутствовать в рубрике «Русские портреты в Латвии».
Увы, известно о них не так много, как хотелось бы. Обращают на себя внимание невысокие должности смоленских послов: Еремей - всего лишь простой священник, Пантелей - командир сотни при созыве городского ополчения. Но, видимо, не на чины смотрели горожане, подбирая послов.

Изучающие историю Смоленского княжества ученые полагают, что послы должны были знать латынь и немецкий язык, разбираться в проблемах торговли, знать правила этикета, уметь вести дипломатические переговоры. Не случайно в документе того времени Еремея называют «лучшим попом», а Пантелея «умным мужем». Что же за договор заключили Еремей и Пантелей от имени Смоленского князя с рижским магистратом, магистром Ливонского ордена и властями острова Готланд?

Во-первых, договор гарантировал право горожанам Смоленска беспрепятственно торговать в Риге, ездить на остров Готланд и в Германию. Обращает на себя внимание то, что заключенный Еремеем и Пантелеем договор давал русским купцам больше прав, чем немецким. Ведь русские купцы не платили в Риге никаких налогов, в то время как рижские немцы платили в Смоленске за взвешивание воска, серебра, изделий из золота.
Во-вторых, русские купцы из Полоцка и Смоленска, как уже говорилось, по договору получали в Риге такие права, каких не было даже у местных бюргеров. К примеру, если рижанина, подозреваемого в преступлении, могли до суда бросить в темницу, то русского купца в Риге до суда лишь брали на поруки.

Если рижский судья приговаривал горожанина к смерти, тот мог еще пожить сколько-то, если… ранее одолжил денег у смоленского или полоцкого купца. Магистрат должен был сначала обеспечить выплату долга русскому из средств этого бюргера и только после этого привести приговор в исполнение. Если в Риге преступник убивал русского купца и злодея не находили, то город обязан был выплатить семье покойного сумму, равную по стоимости нескольким килограммам серебра. Почему же рижский магистрат, магистр Ливонского ордена и наблюдатели от германских городов согласились на такие условия? Причина проста. Основание Риги епископом Альбертом было не частью крестовых походов, не немецким «движением на Восток», а частью масштабного бизнес-проекта.

Главным препятствием для международной торговли в регионе были в то время пороги на Даугаве. Из-за них река была судоходна только весной, когда уровень воды в ней поднимался после таяния снегов. Германский купец просто не успевал, отплыв из Бремена или Любека, побывать в Смоленске и вернуться до лета в Балтийское море. Требовался хорошо охраняемый склад с товарами у устья Даугавы. Так и была основана Рига. Торговлю надо было развивать, а для этого требовалось ладить с русскими. Основатель Риги, епископ Альберт, знал, что делал, когда разрешил селиться в Риге русским купцам - кто лучше самих русских может наладить отношения с русскими городами?

Договор 1229 года «легализовал» в Риге русский квартал, и в 1230-м году его официально включили в черту города. Находился он за крепостной стеной. Там имелись русская церковь, русский госпиталь, русские склады с товарами, дома русских ремесленников, русская гильдия.
Итак, «лучший поп» Еремей и смоленский сотский Пантелей воспользовались ситуацией и обеспечили русскоязычному населению в Риге большие права, - постоянно живущие в Риге русские смогли стать бюргерами - гражданами города, а Руси - выгоды от созданного немцами бизнес-проекта. Заметим, что договор подлежал ратификации смоленским вече: «чтобы во веки стояло, и князю было бы любо и смолянам». Что не удивительно: по мнению ряда историков в Смоленске в то время проживали 30 тысяч человек. То был один из трех самых крупных и влиятельных городов Руси. Не случайно, немцы так стремились наладить с ним отношения и даже давали привилегии его купцам.

Итак, русских в Риге уважали. Никто не препятствовал их торговле, покупке дома, знание русского языка считалось в Риге престижным. Рижский магистрат заботился о том, чтобы от транзитной торговли имели выгоду как можно больше рижан. К примеру, в XIV столетии в Полоцке или Смоленске рижский купец не мог приобрести более 250 шкурок соболя. И не потому, что не соглашались продать, а из-за запретов со стороны рижской власти: купцам запрещалось покупать слишком много товара, чтобы и другие купцы могли делать свой бизнес.

Добавим, что обеспеченная благодаря усилиям попа Еремея и сотского Пантелея транзитная торговля превратила Ригу в самый крупный город на Балтике. И таким она оставалась еще долгое время....
Made on
Tilda